Внезапная смерть

К тому времени, как закончился третий год обучения в школе, Йошики все так же часто пропускал уроки. Поэтому он слыл в классе «белой вороной», и одноклассники часто дразнили его.

«Йошики слишком избалован, потому такой слабый».

Причиной такого отношения были его постоянные пропуски уроков физкультуры и еще тот факт, что Йошики, живя в обеспеченной семье, ни в чем не знал отказа. Что бы он ни захотел, тут же получал желаемое. У него в комнате было множество новых и дорогих вещей, в том числе стереопроигрыватель, множество грампластинок, микроскоп, телескоп и многое другое.

Ко всему этому еще и добавлялось сумасбродное поведение самого Йошики. Например, ему не нравилось есть простой хлеб, который давали в школе на обед. И он принес из дома электрический тостер и не только сам пользовался им, но и другим ученикам давал по очереди запекать хлеб. Классный руководитель очень удивился и запретил приность тостер, объяснив это тем, что некоторые могут пользоваться тостером, а другие нет, что является неравенством. Йошики молча выслушал учителя, а вернувшись домой, обратился к матери: «Учитель сказал, что не все могут пользоваться тостером, и это несправедливо. Так как это нехорошо, я хочу купить еще один тостер.»

Получив деньги, он тут же купил еще один тостер. На следующий день в классе стояло уже два тостера. «Теперь все смогут запекать хлеб!» - сказал Йошики и второй раз обратился за разрешением к учителю.

«Надо же, до чего избалованный!»

Но Йошики совершенно не обращал внимания на слова учителей.

Только подумал, сразу действовать, если считаешь правильным — отстаивать мнение до конца, пробиваться вперед, не обращая внимание на мнение окружающих — эти свойства характера Йошики унаследовал, конечно, от отца.

 

Отец Йошики тоже рос в обеспеченной семье. С детства он, как и сын, проявлял интерес к классической музыке и джазу, а став постарше, увлекся еще и танцами. У него проявились выдающиеся способности к степ-дансу (чечетке). Он серьезно обучался танцам и начал выступать в столичном данс-холле в качестве профессионального танцора. Энергичного артиста с запоминающимся лицом заметили и в мире кино. Начали поступать предложения сняться в кино.

Однако отец унаследовал магазин тканей, и мысли о серьезной карьере танцора и дебюте в кино пришлось оставить. Став владельцем магазина, он женился в 23 года, а в 24 года у него родился старший сын Йошики.

Однако даже занятый работой, отец не утратил природного темперамента. Утром, посадив бледного, с трудом дышащего Йошики на переднее сидение своего любимого автомобиля Линкольн Континенталь, он отвозил его к школьным воротам. Нередко бывало, что и среди рабочего дня отец приезжал на машине к концу уроков и ожидал Йошики у ворот школы

 

Увидя у ворот роскошную иномарку, из которой выглядывал поджидающий Йошики отец, одноклассники поднимали шум. Однако Йошики нисколько не стеснялся, а напротив, очень гордился, что отец приехал его встречать.

И отец разговаривал с Йошики, сидящим на переднем сидении автомобиля, словно с товарищем. Такие беседы в любимой отцовской машине вызывали у Йошики огромный интерес.

Сидя за рулем Линкольна, порой отец указывал Йошики на большую машину.

«Эта машина называется Роллс-Ройс. В будущем и твой отец будет ездить на такой!».

И отец рассказывал о замечательных качествах этого автомобиля, который во всем мире является символом роскоши. Отец, который всегда добивался того, чего хотел, представлялся Йошики самым надежным человеком. Деятельный и решительный, отец всегда обеспечивал средства для воплощения желаний не только своих, но и всей семьи. Именно отец явился для Йошики самым ярким идеалом «взрослого мужчины».

И видя восхищенные взгляды Йошики, отец показывал сыновьям самые разные стороны характера.

Работая допоздна, он никогда не жалел денег на хобби. Иногда он танцевал перед сыновьями зажигательный степ, а порой проводил время с Йошики в больничной палате.

И Йошики просто обожал отца.

Но однажды случилось так, что Йошики действительно испугался отца. Это произошло, когда он взял в руки катану. Отец коллекционировал катаны и приобрел несколько действительно известных, очень ценных клинков. Многие катаны, хранящиеся в доме, имели долгую историю, многие из них были украшены гравировкой.

 

Однажды Йошики сам достал одну из коллекционных катан, вынул из ножен и стал разглядывать лезвие. Неожиданно вошедший отец посмотрел на сына необычайно сурово. Йошики подумал, что отец сердит на то, что он без спросу прикоснулся к катане и быстро положил ее на место. Однако отец рассердился вовсе не из-за этого. Необходимо было помнить особые правила обращения с катаной.

 

Стоя перед Йошики, отец взял катану двумя руками, поднял на уровень глаз и только тогда медленно вынул из ножен.

«Лезвие может потускнеть, если дышать на него. Когда смотришь катану, нужно взять ее горизонтально двумя руками, поднять на уровень глаз, чтобы не попадало дыхание, и потом медленно достать из ножен».

Йошики в точности повторил все движения отца. Он был счастлив, что отец объяснил ему, словно взрослому, все тонкости обращения с оружием.

 

Безусловно, Йошики не всегда был примерным сыном. Ему не были чужды шалости и проказы, соответствующие его возрасту. Однажды Йошики решил запускать летающие тарелки и использовал для этого отцовскую коллекцию грампластинок, одну за другой бросая их из окна второго этажа. Вскоре весь сад был усеян черными осколками пластинок, и глядя на это, Йошики чувствовал удивление и радость новизны.

Когда вечером отец увидел, что все пластинки разбиты, почему-то он совсем не рассердился. Скорее он даже радовался смелому поступку сына, который поразил всех окружающих.

 

Примерно в это же время начались перемены и в физическом состоянии Йошики. Постепенно он окреп и даже начал интересоваться спортом. В четвертом классе все-таки приходилось пропускать занятия физкультурой, но он уже начал принимать участие в соревнованиях. Более того, несмотря на строгий запрет врачей, он принял участие в общешкольных соревнованиях в беге на длинные дистанции. Во время забега дышать было трудно, в боку закололо, но Йошики упорно бежал все быстрее. Одноклассники, до сих пор не видавшие бегающего Йошики, смотрели на него с изумлением. Он впервые принял участие в школьных соревнованиях и, пробежав несколько километров, занял высокое место. Это необычайно укрепило его уверенность в собственных силах.

Внезапно у него проснулся интерес к бейсболу, которым увлекались все одноклассники, и он попробовал ходить на тренировки. Однако он никогда раньше не участвовал в таких играх и быстро понял, что не может владеть битой и мячом наравне с товарищами. И тогда он придумал свой способ радоваться бейсболу, не принимая участия в игре.

«Давайте я буду судьей!» - предложил он.

Возложив на себя обязаннности арбитра, по субботам и воскресеньям Йошики бывал на матчах по бейсболу с другим школьными командами.

Тошимицу, с которым Йошики был знаком с детского сада, тоже увлекался бейсболом. Обладая незаурядными физическими данными, Тошимицу был первым в спортивных достижениях.

Спортсмен Тоши и слабый Йошики. Однако они с детства были близкими друзьями, и встречаясь, радостно приветствовали друг друга.

Заверения врачей в том, что астма скоро совершенно излечится, подбодрили Йошики, который стал вести более активный образ жизни. Он по-прежнему оставался самым маленьким в классе, но теперь его уже нельзя было принять за девочку. В это время ему понравилось учиться, и кроме обычных уроков, он еще посещал занятия по математике, рисованию, каллиграфии, английскому языку. Занимаясь на курсах, он радовался встречам с новыми друзьями.

И постепенно он действительно осознал, что время, когда он лежал в полутемной комнате и ждал, когда пройдет очередной приступ астмы, осталось далеко в прошлом.

Занятия на фортепиано также продвигались успешно, и преподаватели не уставали удивляться растущему уровню его игры.

 

Но Йошики играл не только на пианино, он заинтересовался и другими музыкальными инструментами. В пятом классе Йошики вступил в музыкальный клуб и стал играть на трубе.

К этому времени Йошики мог уже сочинять концерты для фортепиано. Во втором полугодии четвертого класса он вместе с отцом часто посещал музыкальный магазин, чтобы приобрести новые ноты и записи. Здесь ему и представился случай познакомиться с духовыми инструментами. Рассматривая ноты для фортепиано, он увидел выставленные в магазине трубы и сказал отцу:

«Наверное, играть на трубе не очень сложно. Я хотел бы попробовать».

В семье уже сложилась традиция, что каждый год Йошики получал на день рождение в подарок какой-нибудь музыкальный инструмент. В детстве, получив в подарок губную гармошку, он мог сразу сыграть на ней мелодию, так что ему казалось, что игру на трубе он сможет освоить так же легко.

«Хорошо, попробуй», - ответил отец, и в ноябре на день рождения купил сыну трубу.

Получив тяжелый, блестящий серебром музыкальный инструмент, Йошики сразу же попробовал играть на нем. Но вопреки ожиданиям, это оказалось достаточно сложно. Йошики, прежде относившийся к трубе свысока, тут же изменил свое мнение и, оставив занятия на пианино, с головой погрузился в упражнения на трубе, чтобы развить необходимый объём легких, необходимый для игры на духовом инструменте. Он не бросал мундштук, пока губы не начинали неметь и терять чувствительность. И постепенно вместо хрипения стали получаться чистые звуки, словно пронизывающие воздух и взлетающие вверх. А так как он уже знал нотную грамоту, то мог сам разучить любую мелодию.

К лету Йошики уже мог уверенно сыграть много мелодий. Клуб духовых инструментов продолжал работу и летом, так что Йошики каждый день принимал участия в репетициях. Во время игры на трубе было небходимо дыхание диафрагмой, и его здоровье еще более окрепло.

 

Однако именно этим летом Йошики впервые в своей жизни столкнулся со смертью. Окруженный заботой и думающий лишь о будущем, мальчик узнал, что совсем рядом, стоит лишь протянуть руку, находится тьма, из которой нет возврата. И этот несчастливый день наступил неожиданно.

 

Август 1976 года. В этот день Йошики, как обычно, отправился на репетицию в клуб, но когда после полудня вернулся домой, то почувствовал необычную атмосферу, царящую в доме. Ожидая услышать что-то страшное, он не мог пошевельнуться.

В доме собралось множество родственников. В большой комнате был расстелен футон, где неподвижно лежал отец. Мать, возле которой сидел младший брат Коки, и остальные родственники повернули головы навстречу вошедшему мальчику. Лица у всех людей, за исключением шестилетнего Коки, были заплаканы.

Кто-то из родственников сказал замершему Йошики:

«Отец заболел. Он уснул и больше не может проснуться».

Когда Йошики услышал это, у него словно что-то взорвалось в груди, и бурные чувства вырвались наружу. Все его тело сотрясла крупная дрожь. Срывающимся от рыдания голосом он выкрикнул:

«Почему вы врете? Отец не болен! Он ведь умер! Именно поэтому он тут и лежит!»

Йошики захлебнулся от рыданий, и никто не мог его успокоить.

И он не знал, что отец сам лишил себя жизни. Накануне вечером его отсутствие в доме обеспокоило мать, и всю ночь она искала его вместе с родственниками. Все выяснилось утром.

Причины самоубийства остались неизвестными, для всей семьи происшедшее явилось совершенной неожиданностью.

 

Во время подготовки к похоронам потрясенного Йошики вместе с младшим братом родственники забрали к себе. Но и там Йошики непрерывно плакал. Младший брат Коки, глядя на горе старшего брата, жалел его и не отходил ни на минуту. Шестилетний Коки мог понять только то, что с отцом что-то случилось. Но глядя на заплаканное лицо брата, он чувствовал, что это чрезвычайное происшествие нанесло Йошики, с детских лет, обожавшему отца, тяжелый удар. И Коки решил не плакать ради брата. Ведь если он заплачет сам, то мать и Йошики могут расстроиться еще больше. И думая об этом, Коки изо всех сил сдерживал слезы и крепко сжимал руку старшего брата.

 

Траурная церемония собрала много народу. Смерть владельца процветающего магазина вызвала в городе широкий резонанс.

Одетый в черное Йошики стоял, опустив голову и словно закрыв свое сердце. Неведомая до сих пор боль разлилась по всему телу. Пустоту в сердце заполняло лишь огромное горе. Все его тело стало тяжелым, словно наполненным песком. Вытирая распухшие веки и едва дыша, он лишь мог смотреть в одну точку, чтобы хоть как-то выдержать эту боль.

 

Когда начались похороны, Йошики, пытаясь уйти от действительности, вспоминал прошлое и мечтал о том, чтобы еще хотя бы раз увидеть отца. Он не знал, почему умер отец, но слушая речи многих людей, говоривших о расставании, он понял, что означает вечная разлука.

Когда прощальная церемония закончилась, Йошики казалось, что время остановилось, и все чувства замерли, и лишь водоворт горя все глубже затягивал его.

 

Детям не сказали, что отец совершил самоубийство. Причиной смерти была объявлена внезапная остановка сердца, которую невозможно было предвидеть.

 

Лето закончилось, наступил новый учебный семестр, и началась обычная спокойная жизнь вместе с матерью и младшим братом. В школе о смерти отца Йошики не сказал никому — ни учителям, ни одноклассникам. Отказываясь скорбеть о смерти, он хотел уйти от реальности, в которой он потерял любимого отца и уже никогда не увидит его.

 

И дома, повсюду ощущая присутствие отца, он никогда не говорил вслух о его смерти. Ведь сказать это означало бы признать, что отца действительно больше нет. Он вспоминал улыбку отца, с которой он глядел на сыновей, слушая их мечты о будущем, и словно успокаивался.

Но в то же время его преследовала боль, что он никогда больше не увидит любимого отца. И это горе словно камнем лежало у него на груди. Смерть была действительно слишком близко.

«Все люди обязательно умирают».

И Йошики пока не знал, что это осознание, поначалу пугающее его, может превратиться в стремление к смерти.

Yoshiki Books

Переводы книг

Здесь собраны переводы книг

Yoshiki Magazines

Журналы

Переводы интервью из журналов

Yoshiki Others

Другое

Переводы других источников

Yoshiki News

Новости

Свежие новости о Йошики