Болезненный ребенок

Город Татеяма провинции Тиба расположен на южной оконечности полуострова Босо. Здесь круглый год стоит теплая погода. Созданное природой 31.5 километровое морское побережье необычайно красиво, и поток людей, желающих полюбоваться, им не иссякает.

 

В средние века в этих местах правили военначальники Сатоми, и здесь развернулись события, описанные в произведении Бакина Такидзавы «Легенда о Сатоми и восьми Псах». И до сих пор эта земля, богатая природной красотой, хранит также множество следов исторических событий и легенд.

 

В этом городе родился Йошики Хаяши.

 

После тяжелых родов на свет появился очень слабый ребенок, который вскоре заболел детской астмой.

Дом Йошики находился в тихом жилом квартале недалеко от станции Татеяма. Родители содержали небольшой магазин тканей, доставшийся им по наследству. Семья жила в новом доме, совмещавшем жилую часть и магазин.

 

Мать занималась расчетами с клиентами и целый день была занята со множеством покупателей, одетых в кимоно. Семейное дело велось с немалым успехом.

Родители были заняты на работе, и маленький Йошики, который был послушным ребенком, большую часть времени проводил среди других людей, которые помогали в воспитании. И дома, и в яслях Йошики любил играть один, почти никогда не капризничал, а воспитатели и няни называли его «Йо-чан» и любили как родного.

Но слабое здоровье Йошики постоянно служило источником беспокойства для его родителей.

Когда погода менялась, его состояние ухудшалось, и даже прогулка на свежем воздухе могла спровоцировать приступ астмы. Чтобы быть рядом, когда начнется приступ, родители должны были неотлучно находится при нем. Слабое здоровье никак не улучшалось, а приступы астмы отнимали у Йошики последние силы. Если начинался приступ, сразу снять его было невозможно, затрудненное дыхание приводило к потере сознания, и нередко возникала опасность для жизни.

Сколько раз, услышав затруднененное дыхание маленького Йошики, отец с матерью спешили доставить его в больницу. Это могло случиться и среди ночи, и рано утром. Часами без сна сидели родители возле больничной кровати, поддерживая его во время жестокого приступа, обтирая спину и грудь.

Чертами лица Йошики очень походил на отца, и тот необычайно любил своего болезненного сына.

Если речь шла о Йошики, отец сразу покупал любую дорогую игрушку. Его комната была переполнена игрушками, которые каждый день приносил отец. Но среди них маленький Йошики больше всего любил плюшевого тигра. Не только дома, но и куда бы ни шел, он везде брал с собой этого тигра.

Возникшая в это время любовь к тиграм с возрастом не прошла. Уже став взрослым человеком, Йошики, очарованный картинами и украшениями с изображением тигров, тратя немалые деньги, начал собирать свою «тигринную» коллекцию.

Когда приступов не было и Йошики чувствовал себя хорошо, то, взяв с собой тигра, он шел с отцом на прогулку. И может быть, именно потому, что дома приходилось вести себя тихо, выбравшись на улицу, Йошики с огромной радостью бежал за отцом. Всего в десяти минутах ходьбы от дома начиналось побережье, где они ловили рыбу. А в выходные дни ездили на машине в парк развлечений. И еще Йошики очень понравилось шоу фламинго, которое они видели на острове Намегава. Он долгое время без устали смотрел, как красиво двигается стая розовых фламинго.

Но как только случался приступ, все развлечения приходилось сразу прекращать. Не говоря уже о том, что нельзя было выходить на улицу, долгие дни приходилось лежать, терпя мучения. И у всей семьи нервы были напряжены до предела.

 

Однако примерно в четыре года Йошики, все так же часто болевший и почти все время находившийся дома, неожиданно сказал матери:

«Я хочу играть на пианино».

Услышав это, родители очень удивились, откуда возникло такое желание, но вскоре поняли, в чем дело. Недалеко от дома находилась музыкальная школа, и маленький Йошики часто слышал доносящиеся оттуда звуки фортепиано.

Чтобы выполнить желание сына, отец тут же купил пианино и записал его в ближайший музыкальный класс.

Когда Йошики за две минуты добрался до места занятий, то увидел во дворе собаку колли больше его самого ростом и, естественно, испугался. Почти не дыша, он прошел мимо нее в класс. Конечно, он очень боялся, но желание учиться игре на пианино было сильнее страха.

 

В этой музыкальной школе было всего два мальчика, включая Йошики. Он быстро обогнал занимавшихся там девочек. Услышав незнакомую музыку, он мог тут же подобрать ее на пианино. Поиграв 10 минут, он хорошо запоминал мелодию.

Йошики обогнал детей на 2-3 года старше себя, и преподаватель откровенно хвалила его.

«У тебя очень хорошо получается. Перейдем к более сложным вещам.»

И хотя его никто не заставлял, Йошики самозабвенно отдался упражнениям, и порой из-под его пальцев рождались незнакомые мелодии.

 

В тот же год, когда Йошики встретился с пианино, в семье появилось пополнение. В июле 1970 года родился младший брат Коки.

Увидев вернувшуюся домой мать с младенцем на руках, Йошики очень удивился, какой же он маленький. Глядя на спящего в кроватке братика, он радовался, что сможет сам защитить его. Но основное время Йошики проводил за пианино, с головой уйдя в музыку. Разучивая новые пьесы, он забывал о времени.

 

Когда Йошики исполнилось 5 лет, он перешел из яслей в детский сад, однако здоровье его ухудшилось. Его сверстники играли в саду, но Йошики очень редко удавалось к ним присоединиться. И корь и ветрянка протекали тяжело, и для выздоровления Йошики требовалось в три раза больше времени, чем обычным детям.

 

По сравнению с болезненным Йошики в детском саду сразу привлекал внимание крупный активный мальчик — Тошимицу Деяма.

 

Тошимицу, родившийся 10 октября 1965 года, отличался крепким телосложением и потому казался старше своих лет. Он жил в 15 минутах ходьбы от дома Йошики и ходил в ту же музыкальную школу. Конечно, познакомвшись и обменявшись несколькими словами, Йошики и Тошимицу сразу стали хорошими друзьями.

Мать Тошимицу была преподавателем игры на фортепиано, и Тошимицу рос, с раннего детства слыша звуки музыки.

Вместе переходя из младшей школы в среднюю, а потом и старщую, они укрепили узы дружбы, и в конце концов вместе стали воплощать в жизнь свою мечту. Это время настало через 13 лет после их знакомства в детском саду.

Начав учиться игре на фортепиано в 4-летнем возрасте, Йошики с радостью продвигался вперед, разучивая новую музыку, и перед поступлением в школу твердо решил:

«Я хочу стать пианистом».

И хотя это было чисто интуитивное решение, но оно было настолько твердым, что его невозможно было выразить простыми словами. Игра на пианино наполняла его сердце чистой радостью и рисовала перед ним будущее в качестве пианиста.

В апреле 1972 года Йошики поступил в городскую младшую школу Ходзё, продолжая увлеченно заниматься игрой на фортепиано. Все больше времени уделяя упражнениям, он разучивал более сложные произведения классической музыки. В это время он начал записывать нотами и свои мелодии. Уйдя с головой в музыкальные занятия, он полностью забывал о мучительной астме.

Конечно, в те дни, когда самочувствие было хорошим, Йошики мог радоваться активной жизни. Летом вместе с друзьями он ходил на море рыбачить и ловить крабов или вместе с младшим братом отправлялся в ближайшую рощу ловить жуков.

Но если случался приступ, ему приходилось неподвижно лежать в потели.

В жилых комнатах на втором этаже магазина отец и мать по очереди дежурили возле Йошики, чтобы как только начнется приступ, перенести его в соседнюю комнату, так как звук его свистящего тяжелого дыхания будил маленького брата.

Каждый раз во время приступа Йошики понимал, что он отличается от других детей.

«Я не такой, как все».

Ослабленный из-за приступов астмы, Йошики был медлителен в движениях, несколько раз попадал в транспортные происшествия на ближайших улицах и получал серьезные травмы.

Один раз его сбила машина, другой раз его зацепило мотоциклом. Во второй раз он получил сильные ушибы тела и головы и попал в больницу. Шок спровоцировал приступ астмы. Время пребывания в больнице увеличилось, а, значит, ему дольше пришлось пробыть в одиночестве.

Но не только приступы астмы и травмы, полученные в транспортных происшествиях, служили причиной страданий Йошики. Вдобавок ко всему у него обнаружилась серьезная пищевая аллергия.

Это случилось, когда он учился во втором классе младшей школы. Бабушка, ездившая в путешествие на Гаваи, привезла шоколад с макодамией. Йошики, подчистив за один раз 4 или 5 коробок, потерял сознание от аллергического шока. Случайно обнаружив измазанного в шоколаде бесчувственного сына, мать срочно вызвала скорую помощь, которая доставила его в больницу, и тем самым его жизнь была спасена. После этого приходилось строго следить за режимом питанием.

Долгое время Йошики приходилось проводить в больничной палате. Родители часто навещали его в больнице, которая находилась недалеко от станции Татеяма, и изо всех сил старались приободрить сына. Замученный болезненными уколами и постоянным приемом дыхательных лекарств, с тонкими руками, истыканными иглами капельниц, Йошики лишь бессильно кивал, слушая утешения родителей.

Устав от медицинских процедур, он впадал в пессимистичное настроение, не своейственное обычному младшекласснику.

«Снова прикован к постели. И даже нельзя играть на любимом пианино».

Чем больше он вспоминал об удовольствии игры на пианино, тем больнее ему было сознавать, что из-за настигшего приступа упражнения приходится прерывать.

Когда дышать было совсем тяжело, Йошики лежал на спине и не мог спать.

Хриплые звуки вырывались из горла, грудь болела, и приходилось ждать, когда приступ пройдет.

«Если бы вообще перестать дышать, наверное, было бы лучше» -

порой приходило ему в голову в такие моменты.

Чтобы хоть как-то ободрить упавшего духом сына, отец приносил в больницу множество подарков. Каждый день он приносил Йошики разные книги. Их содержание было самым разнообразным, но больше всего Йошики любил читать написанные для детей биографии великих людей. Он по нескольку раз перечитывал истории про выдающихся деятелей, таких, как супруги Кюри, Эдисон, Линкольн, Шуберт и Бетховен. Наибольшее впечатление на него произвела удивительная биография великого композитора Людвига ван Бетховена.

«Если не сдаваться, то когда-нибудь мечта сбудется».

Бетховен, теряющий слух и, несмотря на это, с непоколебимым упорством продолжающий писать музыку, был в глазах Йошики настоящим героем. И в своей повседневной жизни, посещая школу или играя с друзьями, Йошики сравнивал себя с великим немецким композитором.

«Я тоже хочу стать таким, как Бетховен».

И свет надежды, пробуждающейся в его сердце, возвращал ему детскую беззаботность.

 

Из-за многочисленных пропусков школьных уроков Йошики едва-едва перешел в третий класс младшей школы. Однако учителя приняли в расчет то, что успеваемость у него была хорошей и в учебе он не отставал от одноклассников. В занятиях на фортепиано тоже был достгнут значительный прогресс. Йошики почти не выходил из дому и все время проводил за чтением книг и учебников и игрой на фортепиано.

Во время ежегодного фортепианного концерта, проходящего в музыкальной школе, Йошики привлек к себе большое внимание. Он играл и в четыре руки с младшим братом Коки, который с трехлетнего возраста стал ходить в ту же музыкальную школу. Стоя на сцене и слушая многочисленные апплодисменты, Йошики чувствовал необычайный подъем. Он начал мечтать о том, чтобы играть не только для себя, но и для слушателей.

После этого он начал устраивать дома представления без слушателей. Выключив в комнате свет и оставив лишь напольный светильник, Йошики часами подряд играл любимые произведения. Играя на пианино при неярком свете, он представлял себя настоящим пианистом.

В 8 лет он уже не только слушал музыкальные записи, но и стал представлять себя в качестве исполнителя. В это время он купил первую грампластинку.На купленном отцом проигрывателе Йошики часто слушал пластинки с записями классических произведений. Каждый месяц пополнявшаяся фонотека была для Йошики сокровищем, но покупать пластинки самому на свои карманные деньги ему пока не доводилось.

В магазине он сразу прошел в секцию классической музыки и стал рассмтривать плотно стоящие на полке пластинки. Наконец, он выбрал одну из них, внимательно проверив название на обложке. На одной стороне была записана Симфония Л. Бетховена № 5 «Судьба», а на другой - Симфония Ф. Шуберта № 8 «Неоконченная».

Прижав к груди пластинку, Йошики вернулся домой, завел отцовский стереопроигрыватель и прослушал ее несколько раз.

Закрыв глаза, он представлял себе фигуру Бетховена, дирижирующего симфонией, и Шуберта, исполняющего на рояле прекрасную мелодию. Непрерывно льющаяся музыка приводила Йошики в восторг. Он видел мысленным взором прекрасные пейзажи и лица живущих там людей. Казалось, он грезит наяву.

После воодушевления приходило успокоение. Казалось, что тени великих композиторов прошлого ласково гладят Йошики по щеке. И ему казалось, что сильный свежий ветер обдувает его.

В это время он отчетливо понял, что самое главное в его жизни — это музыка.

Yoshiki Books

Переводы книг

Здесь собраны переводы книг

Yoshiki Magazines

Журналы

Переводы интервью из журналов

Yoshiki Others

Другое

Переводы других источников

Yoshiki News

Новости

Свежие новости о Йошики