Глава 3. Идущий рядом

1.Хидэ садится в машину «босса»

Летом 1996 года наступил самый интересный момент подготовки ко второму сольному туру «hide solo tour 1996 -PSYENCE A GO GO-», который был запланирован на очень, и каждый день Хидэ был занят, как никогда.

Нужно было вкладывать все силы в создание песен и для X JAPAN, и для сольного проекта. Он сам распределял написанную музыку между группой и соло, то есть сам регулировал одновременное продвижение и ХИДЭ из Х, и сольного хидэ.

К этому добавлялась еще и другая работа, так что рабочий день часто продолжался до глубокой ночи. Но даже если полностью использовать весь день, времени не хватало. Каждый день продолжалась отчаянная битва со временем.

И сразу же у Хидэ усилилось онемение плеч, так что ночью он не мог уснуть от боли. В итоге он совсем сократил время для сна, с головой погружаясь в работу. Хроническое недосыпание, боль в плечах, изнурительная работа. Все это вместе, в также и частое употребление алкоголя, было очень вредно для здоровья.

И тут я придумал план. Хотя меня можно было упрекнуть в том, что я разбил «Ягуар», но сейчас я предложил вот что: нужно купить еще одну машину для переездов, в которой можно было бы отдохнуть. Машину, в которой можно было бы полностью расслабиться и даже вздремнуть во время поездки. Но дело в том, что такие машины Хидэ просто терпеть не мог. Если бы я просто предложил ему купить такую, он воспринял бы это в штыки.

Поэтому тут нужен был тактический план.

 

Хорошо все обдумав и посоветовавшись с отцом, я приобрел отечественный автомобиль «Ниссан Президент». После это я решительно приступил к делу.

«Хидэ-сан, может быть, сегодня поедем на Президенте?»

«Нет уж, вольте! Я не сяду в эту машину для стариканов!»

Не вышло. Как я и думал, Хидэ наотрез отказался. 

«Но ведь в ней гораздо удобнее!»

«Мне и в Ягуаре хорошо! Я разве похож на мелкого предпринимателя?»

Так повторялось несколько раз, и как я ни уговаривал, Хидэ отвечал одно и тоже. Первый раунд был полностью проигран.

Но вот настал день, когда Ягуар был отправлен на очередной осмотр, так что волей-неволей Хидэ пришлось ехать на Президенте. 

Что ни говори, заднее сидение Ягуара, где обычно ездил Хидэ, было довольно узким, так он явно чувствовал себя стесненным, особенно если надевал шляпу.

А В Президенте было много пространства, мягкие рессоры, интерьер, словом все, чтобы ездить со всеми удобствами. Я был уверен, что стоит Хидэ сесть в эту машину, он сразу оценит эти преимущества. И этот план сработал.

Только Хидэ сел в Президент, последовала немедленная реакция:

«О? ОО? ООО?»

«Ну, как?»

«ОО!!»

Выражение его лица незамедлительно изменилось.

«О! Это же отлично!»

«Хорошо?»

«Да, ну-ка, поехали!»

И в этот момент он стал поклонником этой машины для боссов.

«Но только у меня есть одно условие!»

«Какое?»

«Обычно будем ездить на этой машине, но только на концерты Х в Токио Доме я буду приезжать на Ягуаре».

«Хорошо!» - и я посмотрел в зеркало заднего вида на Хидэ, глубоко погрузившегося в кресло.

С этих пор Хидэ смог отдыхать во время поездок. И в этот, и на следующий день, едва Хидэ садился в машину, я слышал сзади его сонное дыхание, и только перед приездом на место он просыпался. 

«Хорошо поспал!» 

Глядя на бодро встающего Хидэ, я был очень доволен.

«Хироши, в машине у меня бывает самый крепкий сон!» - эти слова стали для меня, как для менеджера, лучшей похвалой. Я смог гордиться своей работой, у меня появились силы, чтобы стараться еще усерднее.

Как ни странно, обсуждение графика работы в машине стало проходить гораздо быстрее. Хидэ старался поскорее разобраться с делами, чтобы немного вздремнуть.

«Хироши, ты позвонил такому-то?»

«Да».

«А сделал вот это?»

«Сделал».

«А сделал, что я говорил тебе вчера?»

«Делаю».

Во время переговоров в машине я использовал остановки на светофоре, чтобы записать новые указания и держал наготове шариковую ручку. Я изо всех сил старался не задавать лишних вопросов.

«С этим все в порядке, а вот тот человек сказал, что...»

«Понял. Хорошо, с этим потом разберемся. А сейчас немного посплю».

Прошло уже полтора года с тех пор, как я стал работать персональным менеджером. Меня радовало, что шестеренки теперь крутились согласованно. 

Я вел машину и вдруг осознал, что я тоже являюсь сопровождающим рокера по имени Хидэ.

 

2.Мой отпор: «Не делай из меня дурака!»

 

Одной из важных задач в моей работе было поддержание здоровья Хидэ в условиях напряженного графика. И прежде всего, мне приходилось использовать разные способы, чтобы не позволять ему слишком сильно напиваться. Надо сказать, что в то время Хидэ и сам был не против умерить употребления алкоголя.

Хидэ чаще всего давал мне такие указания: «Мы будем пить, но через некоторое время ты говори, что пора возвращаться домой».

Но такие разговоры он вел только тогда, когда был трезвым. 

Когда он начинал пить и увлекался разговорами о музыке, то совершенно забывал о своих собственных указаниях. Примерно через три часа после начала встречи я старался выбрать удачный момент, чтобы предложить вернуться домой. Однако Хидэ, увлеченный разговором, ничего не слушал.

«Хидэ-сан, может быть, пора возвращаться?»

«Нет, пока не стоит».

“Скоро уже пора!»

«Заткнись!»

Такая резкая манера разговора на самом деле часто была лишь позой перед окружающими, так что мне приходилось подыгрывать. Так я стал думать, когда и сам стал экспертом по хитростям. Сам он не мог сказать: «Все, я пошел!», поэтому он ожидал, что я начну говорить о том, что пора заканчивать, поскольку завтра много дел. Таким образом, я выглядел виновником. 

«Ну, вот, из-за тебя приходится нарушить всю компанию!»

Начинаются обычные увертки, но тут обычно окружающие приходят на помощь. 

«Да, Хидэ-чан, пора по домам, вот и Хироши так говорит».

«Да, ничего не поделаешь, пора расходиться...»

Чаще всего, все шло по такому сценарию, что давало хороший результат.

Мои навыки в хитростях все оттачивались, хотя при этом начали копиться обиды на Хидэ, что привело к непредвиденному развитию событий. 

Однажды вечером мне успешно удалось вытащить его из кафе, однако, уже выйдя на улицу, он вдруг ни с того ни с сего начал придираться.

“Еще в школьные годы ты плевался в моей комнате! Я не разрешал!»

«О чем ты говоришь?»

Но Хидэ выглядел серьезным. Он постепенно приходил все в большее возбуждение. Что он за странный человек, подумал я, совершенно не понимая, что на него нашло.

«Жалкий трус! Ты даже драться не можешь!»

Да что это такое? Он что, нарывается на драку? От досады слезы выступили у меня на глазах. И в то же время откуда-то из глубины души стал подниматься долго сдерживаемый гнев.

Резкие слова сами вырвались у меня. Хватит делать из меня дурака!

«Как ты такое говоришь!»

Гнев охватил меня, слезы досады стояли в глазах.

«Разозлился? Давно такого не бывало!»

Хидэ расстегнулся, готовясь к драке.

«Это не имеет отношения к работе»

«Ну, тогда выходи!»

«Давай!»

Бум!

Если задуматься о разнице в телосложении, я легко мог одним ударом свалить его на землю. И действительно, в один момент он полетел на землю. 

Что я наделал!! Я во весь дух помчался прочь от этого места. Все кончено. Вот и конец празднику. Вот и конец моей работе. АА!! что я натворил!

На бегу мне вдруг вспомнилось, как в третьем или четвертом классе младшей школы я дал отпор брату и ударил его.

Я уже не помнил, что послужило причиной, но скорее всего, я не выдержал того, что брат меня дразнить и ударил его в живот, как это делали в телепередачах. Получив неожиданный удар, Хидэ застонал и присел на корточки, но мать, случайно заметив это происшествие, сильно рассердилась:

«Ты что это бьешь своего брата?! Нельзя драться!»

«Это не я, это он виноват!»

«Что ты говоришь, это ты виноват!»

Вот и теперь я тоже был виноват...

Тут меня нагнала машина Хидэ и подобрала меня. За рулем сидел охранник, который заставил меня, трясущегося от страха, сесть на заднее сидение. Хидэ казался спящим и даже не пошевелился.

«Конечно, он сердится...»

В эту ночь я остановил машину у Токио Тауэр и до утра провел в размышлениях.

На следующее утро я отправился к Хидэ домой с извинениями, в полной уверенности, что меня уволят.

Хидэ выглядел растерянным. 

«Когда я проснулся, у меня глазам больно, что вчера было?»

«Была драка, я очень извиняюсь».

«Вот как, ну ладно. Пойду спать».

В этот день Хидэ так и не встал с постели и никому не рассказал, что его побил младший брат. Может быть, он хотел выгородить меня, может быть, ему просто было стыдно, что он меня спровоцировал. Сейчас я думаю, что скорее всего второе. Но и я не должен был распускать руки, помня о разнице в весе в 30 килограмм.

Сейчас мне кажется, что эта драка была скорее актом сочувствия ко мне, ведь тогда я был просто клубком нервов. Я был всегда в напряжении, потому что знал, что мне , как брату, ни в чем не будет снисхождения, поэтому может быть, он думал, что иногда мы можем просто подраться, как братья.

 

3.Ночь воздержания

 

Как я считаю, начавшийся с сентября 1996 тур «hide solo tour 1996 -PSYENCE A GO GO-» представлял собой великолепное рок-шоу. Приятные, опасные, агрессивные представления не в коем разе не могли надоесть собравшимся зрителям. Это были шоу в стиле «передвижного парка развлечений», которые можно встретить в Америке.

Репертуар состоял из разнообразных песен, со сцены валил дым, выходили и танцевали голые девушки. Сам Хидэ дирижировал хором зрителей с помощью лазерных лучей, со всей скорости бегал по ханамити. В каждом зале публика была в восторге.

Организаторы мне часто говорили, что в туре и личная жизнь должна быть яркой, но я думаю, что среди рок-музыкантов не было другого такого стоика, как Хидэ.

«Хироши, не распускай руки по отношению к фанаткам. И стафф предупреди!» Он часто говорил мне это и в Токио, и на выезде. Но этого правила он, без сомнения, придерживался и сам. 

Порой он отправлялся в пообедать в ресторан со знакомыми девушками. Но после этого он просто провожал их домой. Если дело было в Токио, то я обычно ждал у ресторана, после этого девушку отвозили домой, и на этом все заканчивалось. В машине он просто с удовольствием разговаривал с девушкой. Сколько раз ни происходили подобные «свидания», 

Я всегда ждал его в машине, пока он не вернется, хотя все равно не мог никому ни о чем проговориться. 

И когда начался тур «hide solo tour 1996 -PSYENCE A GO GO-» по вечерам Хидэ обычно пил вместе с участниками группы. И никакого намека на девушек. 

И вот во время этого тура однажды в Хоккайдо ночью Хидэ сказал:

«Я сейчас пойду спать, я ты можешь пойти» - и он передал мне две банкноты по 10 тысяч йен.

«Куда пойти?»

«Иди, прогуляйся».

«Э?»

«Ну...»

«А, да» - почувствовав заботу Хидэ и обрадовался и покраснел.

«Да, иду!»

Получив «добро» от Хидэ, можно и развлечься. Давненько у меня не было свободного времени. Я быстро собрался, вышел из отеля и поймал такси.

Однако было два часа ночи. Все кафе были закрыты. И вообще, все увеселительные заведения в городе закрывались в 12 ночи. Из окна такси не было видно огней рекламы.

Но я связывал свои надежды с водителем такси.

«Где тут у вас есть что-нибудь интересное?»

После этого он привез меня в район города, который напоминал старые кварталы красных фонарей. Нет, не хочу, здесь как-то опасно.

«Нет, давайте вернемся. Остановите у какой-нибудь пивной!» И я вздохнул с облегчением.

Но что, если все мои передвижения заснимут на камеру, а потом опубликуют в журнале под заголовком «Ночное распутство брата Хидэ»? Ничего такого быть не должно, но ведь это не является чем-то невозможным! И если мои действия нанесут вред Хидэ, получится, что я предам доверие фанатов? Внезапно я почувствовал страх и обратился к водителю:

«Остановите за этим поворотом!»

Водитель нажал на тормоза, и я быстро вышел из машины. В голове панически билась мысль, что нужно оторваться от «преследователей».

Я добежал до следующего поворота, мел такси, идущее с другой стороны и поехал в противоположном направлении. Затем я снова вышел, побежал в другую сторону и поймал другое такси...Я продолжал метаться, словно меня кто-то преследовал.

Когда я вернулся в отель, уже начало светать. Я вздохнул и пробормотал:

«И что же я делаю?»

В рассветных лучах я посмотрел на окна отеля, где сейчас спал Хидэ, и горько усмехнулся.

Для менеджера Хидэ «взрослые удовольствия» находятся под запретом. И тут я понял. Хидэ не сам стал стоиком, ему пришлось им стать.

 

4.«Завещание старшего сына»

 

Два концерта в Олимпийском комплексе в Йойоги благополучно завершили «hide solo tour 1996 -PSYENCE A GO GO-». 

Примерно через неделю после этого Хидэ выбрал время, чтобы мы могли спокойно поговорить как братья. В этот день были назначены интервью и фотосъемки для разных журналов, так что объездили несколько фотостудий. 

Когда наступил вечер и работа была окончена, я собирался отвезти Хидэ домой, но он вдруг сказал, словно в голову ему пришла идея: 

«Хироши!Дай заедем в Ралли!»

В то время Ралли - это был любимый бар в Nishi Azabu. ((Сейчас он открыт вновь). Когда машина остановилась перед входом, Хидэ сказал необычно спокойным голосом:

«Сегодня поставь машину и возвращайся».

Дорога от дома Хидэ до бара не займет и 10 минут. Даже если поставить машину на стоянку, то ему не придется долго ждать. Но для чего это нужно?

«Можешь вернуться на такси. Поставь машину и возвращайся!»

«Понял».

Когда я, следуя указаниям, вернулся на такси, то в баре было еще мало народу. Но о чем пойдет разговор? Я мог думать только об этом. 

Может быть, я недавно допустил какой-то промах? Мысли быстро крутились в голове.

Но если отбросить эту мысль, то можно предположить, что Хидэ просто ждет какого-то знакомого и хочет, чтобы я посидел вместе с ним. Тогда нужно будет сразу сесть к барной стойке. Это было мое постоянное место, когда я ждал Хидэ в баре.

Однако когда я вошел, Хидэ позвал меня из-за ближайшего столика:

«Иди сюда, Хироши, выпьем вдвоем!»

«Что? Выпьем?»

Значит, он никого не ждет. Может быть, он хочет сделать мне выговор? Немного приготовившись, я сел за столик.

«Что будишь пить?

«Пожалуй, пиво».

«Впервые мы пьем с тобой вместе».

Я понял, что выговора не будет, и расслабился.

«Как дела? Привык к работе?

«Да, вполне».

«Сколько лет уже отцу?

«Шестьдесят».

«Обычно это уже старики. Но наш отец еще крепок».

На самом деле наш отец был их тех, кто отжимаясь, искоса поглядывает на сыновей, словно говоря: «Тренируйтесь!» Будучи спортсменом, он словно «монстр» мог проплыть под водой 25-метровый бассейн туда и обратно.

Давно у нас не было такого братского разговора, напряжение покинуло мнея, и я поднес пиво ко рту.

«Как тебе в этом мире?»

«Кажется, что я подхожу ему».

«Это хорошо. Ты умеешь поддерживать отношения с людьми, так что все в порядке. А теперь поднимайся еще выше!»

«Я так и хочу!»

«Но...» - Хидэ вытащил из пачки сигарету Mild Seven Super Light и щелкнул зажигалкой за сто йен.

«У меня не будет детей».

«Что?»

Я не понял, о чем речь, сделал большой глоток пива и посмотрел ему в лицо. После заминки, разговор продолжился.

«Поскольку у меня такая работа, я отказался от обычной жизни, от возможности иметь жену и детей».

«Что?»

Впервые у нас зашел разговор о личной жизни.

«И что, ты говоришь, что у тебя не будет детей?» Наверное, мой вопрос прозвучал немного язвительно. Он не ответил, но скорчил рожицу и продолжил:

«Я мог бы выйти из дома и попасть под машину!»

«Ну... да...»

«Иди мог бы неожиданно попасть в больницу».

«Да, и такая возможность есть».

«Если это случится, то если ты напишешь книгу обо мне, то тебе этого хватит.

«О чем ты?»

«Я хочу, чтобы ты написал обо мне то, что сможешь написать только ты. Только ты видишь то, что я не показываю никому».

«Что я буду писать?»

Из-за того, какое внезапное направление принял разговор, я едва не опрокинул свой бокал с пивом.

Рок-музыка, как всегда игравшая в зале, тяжело отдавалась в животе.

Все еще не понимая причин, я неотрывно смотрел на бокал Хидэ, а потом зажег свою сигарету. В то же время и Хидэ щелкнул своей зажигалкой.

Вдруг мне вспомнилось, как в школьные годы Хидэ застали за курением, но мать отругала меня. Хотя я прикрыл его, он сделал вид, что ничего не знает.

«Хироши, я хочу серьезно попросить тебя...»

«Что...?»

«Поскольку я веду такую жизнь, у меня нет времени спокойно заниматься семейными делами. Если что-то случится, я хочу поручить тебе родителей и все родственные дела».

Это была речь старшего сына, но она прозвучала, как последняя воля, и я горько усмехнулся.

Это мог бы бессознательно постичь умирающий человек, и поэтому я только кивал в ответ на эти странные слова.

Это был конец октября 1996 года, за полтора года до смерти Хидэ. Полтора года спустя после того, как я начал у него работать. Если задуматься, это был «переломный момент» этих насыщенных трех лет моей жизни.

«И если со мной что-то случится...»

«Если что-то случится?»

«Я хочу умереть как «hide», поэтому когда я умру, никому не показывай мое настоящее лицо. И на посмертной фотографии ни в крем случае не показывай настоящее лицо».

Я был поражен таким разговором, который мог привести к несчастью, но не мог не вмешаться:

«Погоди, пожалуйста! О чем это ты думаешь?»

«Поэтому, если со мной что-то случится, проследи, чтобы меня похоронили как Хидэ, в макияже, и чтобы посмертная фотография была фотографией hide.

“Да, в случае смерти...»

Это казалось безумием, но мне оставалось только слушать его.

«Ты все понял? Когда я даже на шаг выхожу из дома, то надеваю темные очки и шляпу. Это первоочередной маскарад. Второе переодевание — это когда я выхожу на сцену, в полном макияже и с прической. Я до сих пор все это делаю. Ты можешь понять, что такое идти до конца?»

«Я это понимаю».

«И я не хочу до самого конца разочаровывать фантов. Пойми это!»

«Конечно, понимаю».

Вдруг я снова вспомнил Хидэ в третьем классе средней школы. Его любимая группа распалась, и он бы вне себя от гнева, говоря: «Меня предали». После того, как он так их поддерживал, они просто взяли и распались.

И в то время он тайно поклялся. «Я никогда не стану таким же взрослым». И в своей музыкальной карьере он продолжал обращаться с вопросом: «Ну,как?» к пятнадцатилетнему себе. Он словно сказал толстому молчаливому нахальному школьнику: «Вот, смотри!»и начал стремиться к рок-музыке. И когда он писал в своих текстах песен что-то личное, и когда музыка его стала носить разнообразный характер, он словно спрашивал у подростка Хидэто Мацумото: «Ну,как?»

 

Конечно, он придавал большое значение качеству своей музыки, например для сольного видео он сделал упаковку которая выглядела, как жестянка, добавил бонус, "Phantom Cards" к своему компакт-диску. 

Эти идеи были явно продолжением того, что Хидэ считал классным, будучи подростком.

 

На взрослый взгляд это казалось нелепыми штуками, но чем сложнее было воплотить их в реальность, тем последовательнее он шел до конца.

Например, если что-то отвергалось без признаков серьезного обдумывания, просто потому, что «это невозможно», он боролся до конца. И поэтому во время тура он иногда говорил: «Спасибо, боги рок-музыки!»

Он мчался вперед, не уходя далеко от своей детской восприимчивости.

Я бросил на него долгий взгляд. Этот человек, который всю жизнь носил розовые волосы, был намерен бороться.

В то время я и на миг не мог представить себе, что это действительно окажется его последней волей.

 

5.Клубный вечер на всю ночь

 

Начало лета 1997 года. Однажды раздался международный телефонный звонок из ЛА и Хидэ заявил совершенно невероятную вещь:

«Свяжись по интернету с несколькими клубами. Хочу дать концерт. И хочу, чтобы не нем выступили вот эти люди. Все, пока!»

Сказав только это, он повесил трубку, а я остался в полном недоумении.

Что это? Не в силах сразу понять, я перезвонил ему по телефону. Я снова переспросил его, однако впервые слова Хидэ казались совершенно туманными. Иными словами, суть была в следующем. Нужно было найти в Токио 4-5 клубов, забронировать их на одну и ту же ночь и провести в них одновременно ночные концерты. Чей это будет концерт, будет держаться в секрете до самого последнего дня. В каждое место будет передаваться информация по интернету о том, что происходит в других клубах.

То есть, если зрители захотят, то смогут тут же перейти в другой клуб. Можно будет помногу раз свободно входить и выходить из зала, конечно, это было бы приятно для зрителей. Такой был план под заглавием «hide presents MIX LEMONed JELLY». Это должно было стать вроде летнего праздника LEMONed, лейбла, который Хидэ основал в начале года. И на концерте, в соответствии с названием, должны были выступать группы, которые работали на этом лейбле. Либо те, кого позовет Хидэ. Сам же он вместе с Ина также вернутся в Японию.

Еще со времен второго сольного тура Хидэ неожиданно стал хорошо разбираться в интернете. Он заинтересовался этим после того, как режиссер сцены сделал для него сайт, и теперь старался изучить все подробно. К тому же, если задуматься сейчас, то понимаешь, что сама идея передавать через интернет и музыку, и изображение одновременно была очень передовой для того времени.

«Если что-то не понял — изучи. Давай попробуй!»

«Попробовать» что ли? Казалось бы ничего абсурдного в этом нет. Но неожиданно я зашел в тупик. В клубы я практически не ходил. Компьютер был только на работе, так что совершенно не представлял себе, как организовать концерт в клубе с использованием интернета. 

Со школьных времен у меня лишь сохранились какие-то знания, что в будущем у всех будут видеотелефоны, но чем они отличается от трансляции по интернету я не знал.

И в моей голове как будто зазвучал голос Хидэ: «Но ведь это интересно?»

Нужно было обязательно осуществить надежды Хидэ, который любил все новое, любил эксперименты. Но времени для этого у меня было всего два месяца.

Хотя я не думал, что с этим справлюсь, но не мог сказать, что не справлюсь...

В качестве первого шага для решения проблемы я принял участие в обучающем семинаре в системе NTT (крупнейшая телекоммуникационная компания Японии) вместе с режиссерами.

Когда меня спросили о цели участия в семинаре, я ответил: «Хочу провести концерт с использованием интернета», показав новаторское видение. Но при этом тут же задал нелепый вопрос:

«Чем отличается интернет от видеотелефонов?»

Лектор посмотрел на меня с изумлением.

«Вы, наверное, совсем новичок?»

Я в отчаянии сказал: «Я только в Сегу Сатурн играл когда-то, ха-ха-ха!»

На этом семинаре я получил самые общие знания, но с того момента, когда я понял, что проект все-таки возможно будет осуществить, одна за другой возникали все новые проблемы.

Сколько клубов, между которыми можно будет переходить пешком, нужно забронировать? Что делать с компьютерами? Даже если купить 4 или 5 компьютеров, то этого мало. И каким образом продавать билеты?

И таких проблем была целая гора. Я начал с поисков клубов, и это было просто чудо, что я все успел сделать в срок.

Я заключил договор с клубами YELLOW, MO, DX3000, “Hachi” и OJAS. 

В разных клубах будут проходит концерты, вестись видеозапись, будет проходить показ мод, должно было быть много всего интересного. Зрители смогут посмотреть с помощью компьютера, что происходит в других клубах и отправиться туда. В течении всей ночи можно наслаждаться выбором концерта. Если задуматься, то до сих пор еще не было такого, чтобы именно публика стала главным действующим лицом.

 

В день концерта я встретил Хидэ, вернувшегося три дня назад в Японию, на ток-шоу в клубе “Hachi”, за который отвечал. Конечно, клуб был переполнен горячей публикой.

Мы смогли перекинуться парой слов перед тем, как он должен быть ехать в следующий клуб.

«Что ты тут делаешь?»

«А что такое?»

«Почему ты не вместе со мной?»

«Потому что я тут ответственный».

«О, да им все повезло с тобой!»

«Разве? Может, наоборот?»

Я был серьезен, но на самом деле очень порадовался шутке Хидэ. Когда я потом посмотрел видеозапись, его слова были записаны там отдельно, словно серьезное высказывание.

“Здесь хорошо, ты хорошо все подготовил. Когда я задумывал это дело, то представлял себе именно такое место».

Это был клуб возле которого был сад, и я постарался создать праздничную атмосферу «Дня зелени» (праздник в Японии). Здесь можно было вести запись, беседы, выступали диджеи. Поэтому Хидэ понравилось в “Hachi”, но повсюду и я, и все сотрудники старались провести всю ночь, которая бы понравилась Хидэ. Ведь он говорил, что мечтал устроить концерты, которые бы походили по атмосфере на парк развлечений. 

До удивления веселая, горячая, не знающая скуки — только такая ночь могла порадовать и самого Хидэ, в этом я был уверен. 

После этого прошел месяц.

«Пойдем, выпьем вместе», -сказал мне Хидэ. - «Поставь машину и приходи в Ралли».

Что за разговор будет на этот раз? В прошлый раз было что-то вроде «завещания», а теперь , возможно, меня ждет выговор? Что же я натворил в последнее время? С такими мыслями я направился в бар, где оказалось, что меня уже ждал Хидэ и еще люди из стаффа. Это была «послеконцертная пати» после клубной ночи.

«Спасибо, Хироши! Этот ивент получил высокую оценку. Спасибо!» - с первых же слов Хидэ оценил мои усилия.

Я был очень рад. Впервые Хидэ оценил мою работу. Ведь в начале я и не думал, что смогу справиться с организацией этой ночи. Из глубины души поднялась горячая волна, на глазах выступили слезы. Он специально нашел время и место, чтобы похвалить меня. Я не мог остановить слез. И старшие сотрудники всегда помогают мне, какой же я счастливый человек...

 

6.Роспуск X Japan

 

22 сентября 1997 года. В этот день Хидэ был не таким, как всегда.

Обычно он всегда останавливал машину и тепло приветствовал ждущих его фанатов, каким бы усталым ни был. Однако в этот день я получил от него совершенно другие указания:

“Не останавливайся! Как я смогу появиться перед всеми!»

За темными стеклами автомобиля ничего не видно. Но Хидэ сидел на заднем сидении, обхватив голову руками. Он не мог сказать ни слова, раздавленный горем. Впервые я видел столько страдания на его лице. 

Мы возвращались после пресс-конференции, где было объявлено о роспуске X Japan. Пресс-конференция состоялась после того, как Тоши решил уйти из группы. Осталось только отыграть последний концерт, и оставшиеся участники группы, собравшись, сделали свои заявления прессе. Хидэ переполняли сожаления и досада.

Но это было публичное объявление. На самом деле, решение о роспуске участники группы приняли несколько месяцев назад, собравшись в ЛА.

Как обычно Хидэ сел в машину, а я был за рулем.

Разговор о роспуске группы он начал со слов:

«Только никому не говори!»

В этот момент я вдруг вспомнил детство, и передо мной ожили воспоминания о наших секретах.

«Да, конечно. Никому не скажу».

Отвечая так, я невольно забыл, что являюсь служащим.

«И в Йокосуке никому не говори!»

«Понял».

В родительский дом в Йокосуке часто заходили фанаты. И мама, тревожась за фанатов, могла сказать неосторожные слова до официального объявления.

«Х будет распущена. Тоши ушел из группы».

«Вот оно что! Понял...»

Я не стал спрашивать подробности, ведь это было решение взрослых людей. К тому же я был посторонним. Они сами создали группу, ценой больших усилий достигли грандиозного успеха, и теперь я не должен был вклиниваться в это дело.

Я сосредоточился на дороге. Но я был поражен, просто был в шоке. Я никак не мог в это поверить, но конечно, больнее всего было Хидэ.

 

Однако в эти несколько месяцев было достаточно, чтобы успокоиться и привести свои мысли в порядок. Придя в себя после первого шока, Хидэ постарался смотреть на вещи более позитивно. «Это вовсе не конец Х!» С этой мыслью он смог принять действительность. Может быть, Тоши вернется или удастся найти другого вокалиста, и тогда Х можно будет возродить. И хотя в связи с неожиданным уходом Тоши группу пришлось распустить, но это еще не конец. Себя он считал не Хидэ из бывшей группы Х, а Хидэ их Х. «Я из Х не уходил».

 

После пресс-конференции Хидэ написал на своей личной странице в интернете такое послание расстроенным фанатам:

«HELLO!

1997/09/21

Я хочу сказать одно: Хотя мы кое-что упустили из виду, но ничего не утратили. 

Мы не потеряли творческую силу, энергию и скорость.

Тайсё говорил: «Жизнь была...» Это так и есть. И для меня, и для всех людей.

Но жизнь продолжается. Она вовсе не прекратилась!

Если векторы синхронизируются, мы снова возьмем в руки инструменты и заиграем мелодию...

Есть очень много того, что еще не сделано, поэтому нужно пытаться.

Мы пока еще стоим на земле и дышим одним воздухом. И живем несмотря ни на что.

Что может произойти, что не может произойти, неизвестно.

Но я за то, что может.

До сих пор еще никто не предоставил твердых доказательств.

Только предупреждения о распродажах и заметки со слухами.

Но я сам этому подтверждение, толстый застенчивый парень из провинции, который стоит теперь перед вами. Может произойти все, что угодно. 

И я жду с бьющимся сердцем. Что же будет завтра?

Я заканчиваю дневник, который вел до вчерашнего дня.

THANX! И сразу же HELLO!

И теперь вперед, со всей скоростью! И все, кто сможет, давайте с нами!»

 

Эти же мысли он горячо выразил в лирике своей новой песни ROCKET DRIVE, которая вышла 1 января, сразу после последнего концерта. В интервью Хидэ говорил, что мотивами этой песни было чувство миссии и скорость, но очевидно, что в нее были вложены мысли и чувства о фанатах, испытавших потерю Х.

Конечно, это была не просто песня поддержки.

“Только потому, что я двигаюсь, могу чего-то достичь».

«Если двигаться самому, то все будет нормально».

В этой песне есть конкретные намеки на стиль жизни.

Я могу лишь снять шляпу перед тем, как Хидэ, как всегда, щедро делится своим опытом.

«Не надо ни от чего зависеть, с завтрашнего дня начнем все снова!»

Эти позитивные строки стали словно эффективные витамины для расстроенных роспуском группы фанатов.

 

Постепенно приближался день последнего концерта. Хидэ, который со дня основания группы играл роль матери для участников, занял твердую позицию. В то время был план провести два дня концертов, но Хидэ настаивал, чтобы был только один день. И даже после звонка Йошики из ЛА он не изменил своего решения. 

«Так не пойдет. Почему, если группа будет распущена, нужно давать два концерта? Одного будет достаточно!»

Думаю, что он в душе никак не хотел признавать реальность происходящего. И хотя после объявления о роспуске прошло время, он не хотел сдаваться. И во время репетиций перед последним концертом он попытался убедить Тоши.

В период репетиций был назначен день для примерки костюмов. Это было начало декабря. Когда Тоши приехал в студию, Хидэ поманил его рукой. 

«Тоши, пойдем со мной ненадолго!»

Они вместе прошли небольшую отдельную комнату, которая располагалась прямо над лестницей. Вдвоем они проговорили около часа. Но разговор закончился неудачей. 

Возвращаясь в машине в этот день, он сидел на заднем сидении и все повторял тихим голосом, словно стонал:

«Напрасно, все напрасно!»

То ли он говорил это о себе, досадуя на неудачный разговор, то ли о судьбе, которую выбрал для себя Тоши. Единственное, что я понял, это то, что Тоши не изменил своего решения.

 

И вот наступил день последнего концерта.

Хидэ решил сразу же продолжить сольную деятельность и релиз нового сингла был назначен на следующий день после концерта. Он заявил мне, что ни за что не будет плакать.

Для него это будет просто еще один шаг вперед. Ни в коем случае нельзя устраивать шоу со слезами. Лучше всего думать, что это обычный концерт.

Но каждый понимал, что это был только внешний вид.

 

Когда во второй части концерта Тоши со слезами начал петь ENDLESS RAIN, Хидэ играл. Роняя слезы на гитару, и Йошики со слезами играл на рояле. Мысли и чувства участников группы, соединившись с эмоциями зрителей, наполнили зал необычайной энергетикой.

Я почувствовал ее , стоя за кулисами и глядя на Хидэ. Конечно, никто не мог остаться спокойным в такой момент. До самого последнего момента Х оставались неистовыми по силе эмоций.

Перед анкором Хидэ ненадолго вернулся в гримерку, естественно, очень взволнованный.

И сказал искренние слова, шедшие из глубины души:

«Черт, почему мы сделали только один концерт! Надо было делать два!»

Неужели он сказал это? Я был ошеломлен.

Тот самый Хидэ, который твердил, что последний концерт может быть только один, вдруг произнес слова, которые никак не должен был говорить. Но когда речь идет об эмоциях на концерте, все, что решено заранее становится бессмысленным.

К тому же какие бы искренние чувства ни проявил Хидэ, это было в его стиле.

Глядя на Хидэ, который отправился на сцену в последний раз, чтобы выйти на анкор, я чувствовал гордость за него. И смотрел на его выступление, не скрывая слез.

Yoshiki Books

Переводы книг

Здесь собраны переводы книг

Yoshiki Magazines

Журналы

Переводы интервью из журналов

Yoshiki Others

Другое

Переводы других источников

Yoshiki News

Новости

Свежие новости о Йошики