Интервью Тоши

Все окончательно решилось, потому что была «Without You»

 

И: Прежде всего, хочу спросить, какие впечатления оставил прошедший концерт в Токио Доме?

Т: Очень хорошие. И это самое главное. Когда было решено возродить X JAPAN, у меня было определенное видение, что я хочу делать, но после того, как действительно прошли концерты, оно стало более четким. В этом смысле концерты доставили мне большое удовольствие, это были правильные шаги в будущее. Это были концерты, когда я почувствовал: «Все только начинается!»

И: А Вы видели изображение Хидэ?

Т: Не столько изображение, важнее было то, что я постоянно слышал его игру. Я пел в соответствии с гитарой Хидэ. С давних пор игра Хидэ звучала громче, чем игра Паты или Йошики, так что я слушал, что он играет и пел в соответствии с этим. Когда мы вместе выступали в Токио Доме, я не смотрел на него постоянно, так что и в этот раз все было так же, не было какого-то странного чувства. Так что мы вместе были на сцене… Мы действительно были вместе! По сравнению с прошлым, на сцене ничего не изменилось.

И: А голограмму Вы видели?

Т: В день концерта нет, а во время генеральной репетиции видел. Здорово! – подумал я. Но в то же время поскольку постоянно показывали изображение Хидэ, то было полное ощущение, что мы, как обычно, вместе стоим на сцене. Так было и во время репетиции, никакого несоответствия.

И: Но как получилось, что вы решили возродить X JAPAN?

Т: Мы с Йошики решили вновь возродить группу из-за песни «WITHOUT YOU», которую Йошики написал о Хидэ. Было много разных моментов, но в конечном итоге именно эта песня придала нам решимости. Сперва я приехал в ЛА, и мы вдвоем отправились пообедать, но в это время мы совсем не говорили ни о группе, ни о музыке вообще. Просто вспоминали прошлое – детский сад, бывших девушек (смех). Просто разговаривали, словно на встрече одноклассников. И совсем не говорили о музыке. И это было очень приятно. Когда становишься взрослым, всегда возникают расчеты и хитросплетения, но мы смогли, встретившись спустя долгое время, отбросить все это и вести обычный разговор, шутя и смеясь. В этот момент я четко понял, как хорошо иметь друга детства. Наверное, и Йошики подумал о том же. На следующий день мы вместе пошли в студию, и Йошики дал мне послушать песню. В то время я знал о существовании «WITHOUT YOU», но не знал, что это за песня. Это была прекрасная песня, и когда я спросил: «Как ты написал её?», он сказал, что эта песня написана после смерти Хидэ. Вот тогда я впервые узнал об этом. И снова подумал: «Вот почему это насколько прекрасная песня!» Он сказал, что написал ее сразу после того, как вернулся в ЛА после похорон. Хотя она была создана в минуты отчаяния, но я почувствовал в ней потрясающую силу жизни. И мы решили вдвоем поработать над этой песней. Йошики, как и раньше, принес ноты и текст и сел за рояль. «Наверное, лучше сделать тональность посложнее», - говорил он, выбирая тональность. «Не делай слишком высоко!» - отвечал я (смех). В это время множество чувств переполняли мою грудь. Музыка отличная, слова отличные, и хотя там и не написано, в ней содержалось сильное послание о том, что что бы ни случилось, это нужно пережить. Темой этой песни была жизнь. Слезы переполняли меня, наверное, и Йошики тоже не мог сдержать слез. После этого мы еще немного поговорили, и прежде всего решили, что мы обязательно должны донести эту песню до нынешнего поколения. Смерть Хидэ явилась трагическим и скорбным событием, и хотя мы десять лет шли раздельными путями, но в конечном итоге захотели сделать общее музыкальное послание. И хотя песня называется «WITHOUT YOU», но для меня это имеет значение: «Хотя тебя нет, продолжаю жить». Хидэ не стало, и только поэтому родилась эта песня, может быть, это послание, оставленное им самим. И я думаю, что донести до людей оставленное Хидэ послание о жизни – это замечательно.

 

Хидэ хлопнул меня по спине

И: Как Вы считаете, что за человек был Хидэ?

Т: Он был очень внимательным человеком. Во время последнего концерта мне было очень тяжело стоять на сцене. Концерт начался, нужно было что-то сказать, но слова не шли с языка. Группа была распущена из-за моего ухода, и я не знал, что теперь я мог сказать. Хидэ подошел и хлопнул меня по спине. Слова было не слышно, но он крикнул что-то вроде: «Давай!» 

И: В какой момент это произошло?

Т: Обычно, когда заканчивается первая песня «RUSTY NAIL», я что-нибудь кричу в микрофон. Когда Хидэ хлопнул меня по спине, словно спала тяжесть с плеч, и я вернулся к своему обычному состоянию. Я смог понять, что этот концерт нужно в последний раз провести как Тоши из X JAPAN, словно украсить в последний раз, чтобы не оставалось сожалений. Хидэ был именно таким человеком. Он был как внимательный и заботливый старший брат. А Йошики говорил, что Хидэ – это как мать. Хидэ помогал мне расти над собой, то подзадоривая, то уговаривая, позволял мне раскрыть свои лучшие стороны. В этом смысле, можно сказать, что он был моим продюсером. С ним можно было разговаривать сердцем. Он продумывал, какие слова мне лучше использовать, как лучше выразиться. И это помогало мне раскрыть свою внутреннюю сущность, лучше выразить себя. Он создавал ситуации и говорил слова, которые помогали мне полностью раскрыть свою внутреннюю силу. Это был замечательный друг и старший брат. Как никто другой, искренний и настоящий.

И: Может быть, он знал: «Если сказать так, то Тоши сделает это»?

Т: Наверное, так и есть. Может быть, и Йошики таков. В какой-то степени, я был читаем (смех). Хидэ всегда наблюдал за людьми и многое видел. 

И: Вы помните, когда в самый первый раз встретились с Хидэ?

Т: Пожалуй, это было в то время, когда мы с Йошики отправились в Экспложен, чтобы посмотреть выступление «Saver Tiger». Мы услышали слухи, что там есть классный парень.

И: Хотели переманить к себе?

Т: Да, Йошики хотел переманить его. Это был очень странный тип, даже если сравнить с нами. Я думал, что не может быть еще более странных людей, чем мы сами, но он, наверное, был еще более странный. Классный гитарист. И внешний вид, и техника, и само представление – все было ошеломляющим. Это было классно, еще со времен выступления на любительской сцене он мог создавать нечто совершенно выдающееся. Поэтому Йошики позвал его вместе выпить и хотел переманить к себе. Вскоре после этого «Saver Tiger» распались, Хидэ сказал, что уйдет со сцены и будет работать визажистом. И, в конце концов, по приглашению Йошики он присоединился к Х. 

И: А Вы, Тоши–сан, были в тот момент, когда Йошики пытался переманивать Хидэ?

Т: Я это не помню, наверное, меня не было. Вначале мы были вместе, но я ушел раньше. Но он действительно был классным. Хоть так посмотри, хоть этак. Волосы над головой стояли словно веер. Даже и не скажешь, что это человек (смех).

И: Но ведь и Вы, Тоши-сан, тоже ставили волосы торчком?

Т: Нет, тогда я еще не ставил. В то время у меня волосы были еще довольно короткими, хотя и хотел поставить их, но не мог. Ведь мне пришлось отращивать их с нуля (смех).

И: Вот на той фотографии вчетвером с Гандамом волосы уже поставлены?

Т: А, фотография с Гандамом для «Оргазма». В то время волосы у меня были не особенно длинные, примерно такие, как сейчас. Пожалуй, ставить волосы прямо я начал с той поры, когда к нам присоединился Хидэ.

И: А почему Вы решили так сделать?

Т: Потому что Хидэ такое сделал, пока я и не знал (смех). Поставил мне волосы торчком, приговаривая: «Разве так не будет лучше?» Ведь он был визажистом, поэтому многое умел. Так что я думаю, что впервые эту прическу мне сделал именно Хидэ. Наверное, и с Патой было также. Пока тот и не подозревал, покрасил ему волосы в красный цвет и сделал ирокез! Так что Хидэ был у нас продюсером и по внешнему виду. К тому времени у Йошики уже был свой стиль, а у нас с Патой не было такого вкуса, мы были обычными людьми. Хотя мы и делали оригинальные вещи, но своих идей у нас не было. Поэтому Хидэ и был нашим продюсером по внешнему стилю. Но и в музыкальном плане он был таким же, например, «Kurenai». Эту песню мы исполняли очень давно, но к тому времени, как Хидэ вошел в группу, мы перестали ее играть. Но он сказал: «Это хорошая песня, давайте сыграем!». Он придумал аранжировку, добавил рифы и возродил эту песню.

И: А почему вы перестали ее исполнять?

Т: В то время практически не было песен с быстрым ритмом и распевной мелодией, поэтому ее очень критиковали, говорили, что это не рок-музыка, что это поп-метал и всякое такое (смех). Так что Йошики после этого упал духом и решил ее больше не играть. И как раз на первой совместной сессии, когда Хидэ вошел в группу, на репетиции в студии в Икэбукуро он и возродил ее.

И: Тоши-сан, Вы осветлили волосы тоже под влиянием Хидэ?

Т: Нет, это было раньше. Йошики почему-то заявил, чтобы мы, все участники группы, покрасились в белый цвет, чтобы не уступать другим группам (смех). Типа, показать боевой дух. Наверное, это было тогда, когда мы еще не выступали в клубах.

И: Наверное, необходимо было иметь храбрость для такого?

Т: В то время ни у кого не было светлых волос. Мне сказали: «Купи осветляющий порошок, потом оберни голову полиэтиленом, и будет хорошо (смех). А я говорил: «Мне очень жжет корни волос, это нормально?» Я тогда ничего не знал. Утром встал – а волосы стали совершенно белыми. В то время я учился в специальной школе на настройщика фортепиано. Это была очень консервативная школа, а я был самым лучшим учеником (смех). В тот день, когда в школе был выпускной экзамен, должно было быть прослушивание Х в «Ла Мама» или в Синдзюку, то есть это был день, когда мы впервые должны были выступать в клубе, в общем, все наложилось одно на другое. Когда я вышел на улицу со свежеокрашенными волосами, мне казалось, что все смеются надо мной, мне было ужасно стыдно. Кроме того, у меня был с собой костюм, такой же, как на фотографии с Гандамом, так что с этим большим багажом мне пришлось втискиваться в переполненный поезд. Но багаж был слишком большой, никак не входил, и нога у меня соскользнула в пространство между поездом и платформой. Все смотрели на меня крайне неприязненно, ведь у меня были белые волосы, большой багаж, и я наполовину торчал из вагона, так что поезд не мог тронуться. К тому же в этот момент ботинок соскользнул с моей ноги. Я закричал: «Если я не сяду в этот поезд, то опоздаю на экзамен! Но мой ботинок соскользнул с ноги…» Служащий сказал: «Прежде всего, выйдите. На этом поезде Вам ехать нельзя». Меня вытащили, поезд ушел, ботинок упал вниз. Вот такие грустные воспоминания (смех).

И: А как же экзамен?

Т: Из-за этого я опоздал. Кроме того, я ведь в первый день был с белыми волосами, поэтому когда я вошел в класс, где сдавали экзамен, учитель закричал: «Ты кто такой?» Он меня просто не узнал. «Выйди отсюда немедленно!» Я ему говорю: «Учитель, это я, Дэяма», а он: «Да что ты говоришь!» Во все школе уже идет экзамен, я говорю: «Верьте, это я !» А он: «Не верю!». Я: «Пожалуйста, поверьте!» - вот так и поговорили. В конце концов, экзамен я сдал, но разговоров было много. Вот таков был мой первый день с белыми волосами (смех). 

И: А Вы помните, когда в первый раз разговаривали с Хидэ?

Т: Когда же это было… Наверное, когда мы впервые пошли посмотреть выступление «Saver Tiger». Точно не помню, но вроде тогда я подходил к нему в гримерке после концерта.

 

Никто, кроме не Хидэ, не мог бы играть вместе с Х

И: Хидэ–сан часто говорил, вспоминая о себе в то время: «Я был похож на чудовище». А у Вас, Тоши-сан, какое впечатление осталось?

Т: Он был очень классным, просто супер. Очень хотелось выступать с ним вместе. Думаю, что кроме Хидэ, никто не мог бы играть вместе с Х. В то время не было никого, кто подходил бы к нам по оригинальности. И внешний вид, и музыка, все было отлично, так что я думал, что будет здорово, если к нам присоединиться такой классный человек. С самой первой встречи он произвел на меня сильное впечатление. 

И: В одежде Хидэ-сан тоже оказал на Вас влияние?

Т: В одежде?... Хм.. Я носил обычный кожаный жакет и кожаные брюки. В начале это были обычные вещи, которые я купил на Харадзюку, а потом костюмы мастерили мы сами вместе с Тайджи. Тайджи был очень искусным, так что часто мы покупали материал и сами делали костюмы. Те костюмы, похожие на Гандам, мы тоже всю ночь делали вдвоем с Тайджи. 

И: Вы делали их вдвоем с Тайджи?

Т: Я–то ничего не умел, поэтому слушал указания Тайджи и помогал ему, где мог. И кожу, и заклепки, и трубки мы покупали сами…

И: Трубки?

Т: Да-да. Когда мы вдвоем пошли в «Токио Хэндз» закупать материал, то Тайджи купил их, говоря: «Смотри-ка, будет неплохо?» Я ничего не понимал и не знал, что из этого получится. Но послушав Тайджи, мы купили их. И потом прикрепили их к костюмам, советуясь, в каком месте лучше. Костюмы для «Оргазма» мы полностью делали сами. В то время волосы я еще не ставил торчком, это было еще до Хидэ. После того, как к нам пришел Хидэ, друг сделал мне кожаный жакет. Что ни говори, это была ручная работа. А ведь денег у нас не было (смех). Поскольку опыта не было, то все вместе советовались, делали методом проб и ошибок. В то время мы часто так делали. И репетировали часто. 

И: Вы много репетировали?

Т: Много. Ночью студию арендовать было дешевле, поэтому мы играли с 12 ночи до 6 утра, три раза в неделю. 

И: Три раза в неделю? То есть приходилось не спать всю ночь?

Т: Не то чтобы не спать, скорее это уже стало обычным распорядком. Еще до того, как к нам пришел Хидэ, и, конечно, и после того, мы постоянно так репетировали. Хотя даже не знаю, можно ли это назвать репетициями (смех). Мы приходили в студию и все время играли.

И: Репетиции проходили серьезно?

Т: Мы играли, но в то же время и буянили.. Студия была совсем маленькой, но туда принесли два усилителя «Marshall». Казалось, что в такое узкое помещение они не поместятся (смех). Для вокалиста места вообще не осталось. Все принесли свои усилители, Йошики принес свои большие барабаны. Хотя я думал, что в таком маленьком помещении вовсе не обязательно играть с двумя большими усилителями. Места для меня не осталось, и мне приходилось петь в углу позади усилителя (смех). 

И: Наверное, и звук был громким.

Т: Голоса было вообще не слышно (смех). Таким образом, мне пришлось научиться кричать (смех). И хотя усилитель для микрофона вокалиста в студии не мог давать большую громкость, все почему-то поставили свои усилители на максимум. Барабаны звучали ужасно громко, гитары усиливались Маршаллами, так что сколько ни кричи, вокала было совершенно не слышно. Кошмар был. 

И: В то время Вы сами ездили в туры?

Т: Да, мы ездили сами, и самим приходилось вести машину. В начале Хидэ часто бывал за рулем. У меня прав не было, Йошики редко вел машину, так что Хидэ часто был за рулем.

И: А Пата?

Т: У Паты и у Тайджи прав не было. И я тоже всегда сидел сзади. Права были только у Йошики и Хидэ. У нас был еще и водитель, но одному вести невозможно, поэтому Хидэ тоже часто вел машину. Поскольку он раньше выступал в «Saver Tiger», то видимо, привык. Мы ничего не знали, а он знал многие тонкости. Он рассказал нам, что можно купить машину для инструментов, погрузить туда аппаратуру и поехать в тур. Если подумать, то именно тогда и было настоящее начало Х.

И: Было ли тогда какое-то место, где бы вы собирались все вместе, помимо концертов?

Т: Как-то на рассвете мы отправились на MOTHER FARM (тематический фермерский парк в Чиба — прим. Перев). . Все уже выпили, и потом мы туда поехали. И зачем мы туда поехали? Наверное, было что-то радостное. В три часа ночи вдруг решили поехать. Отправились все участники группы. А может, это было как раз тогда, когда Хидэ стал официальным участником группы. А еще Хидэ всегда одевался очень оригинально. Навел огромные шляпы и бабушкино сари. Потом он стал лидером в области моды, но уже с давних пор у него был такой вкус. Уже тогда он очень быстро воспринимал новую моду. Всегда был в чем-то новом. И в музыке он был таким же, у него было много новых идей. Для нас это была большая редкость. Йошики тоже такой же, может увидеть что-то новое, чему не было ранее примеров. Именно потому, что примеров нет, другие люди не знают, хорошо это или плохо, но если продолжать идти наощупь, тогда открывается еще один путь. Окружающие могут говорить самое разное, и чтобы следовать своим путем, не сдаваясь, нужна сила. Если начинаешь новое дело, то обязательно нужно терпение, но если видишь свое будущее и веришь в него, то это будет залогом успеха.

И: Какие Вы помните интересные эпизоды во время работы над записью?

Т: Работать над записью вместе с Хидэ было одно удовольствие. Как я уже говорил, он был хорошим продюсером, но действовал совершенно иначе, чем Йошики. Мы часто записывались в ЛА дома у Хидэ. Вокал почти всех песен, которые написал Хидэ, мы записывали там. Почти все песни: MISCAST, JOKER, DRAIN – мы записывали в студии дома у Хидэ. И в Японии у него дома мы тоже занимались предподготовкой. И в Японии и в ЛА у него дома была студия, та что я хорошо помню, что приходил записывать вокал к нему домой. 

И: И Хидэ судил о качестве записи вокала?

Т: Да.

И: У него был другой метод, чем у Йошики?

Т: Когда мы работали с Йошики, то записывали очень много раз, пока получалось то, что надо. Было множество вариантов, и среди них он отбирал лучший. Для Хидэ важнее всего было настроение, харизма. Сначала каттинг ударных, баса и гитар, и это наполнялось ритмом вокала. У меня почти нет чувства ритма, но его песни, обычно ритмом 16 бит, содержали большую энергию. Я и сам не понимал, как это получается, но более мелкий ритм в начале и в конце у меня тоже постепенно стал получаться. Я начинал чувствовать рок-музыку. Именно с ним я познакомился с таким способом. Именно тогда я ощутил, что такое рок-группа.

И: Йошики-сан знаменит своей строгостью во время записи. 

Т: Да, было тяжело, просто кошмар. Но стиль Йошики в том, чтобы тщательно записывать одно за другим. А для Хидэ главным было поймать настроение. Даже если голос где-то менялся, он говорил, что все нормально. Все, что случалось, порой превращалось в плюс.

И: Вы помните, как пили вместе с Хидэ?

Т: Не знаю, почему, но когда он пил, то начинал переживать за свою шляпу: «Не трогайте мою шляпу!» Я думал, что это за придирки. После этого всем очень хотелось ее потрогать. Но если шляпа куда-то исчезала, это бы кошмар. Он мог весь отель разломать! (смех). Так что у нас было единодушное мнение: «Если пьем, то шляпу Хидэ не трогать!» (смех). Но он пил довольно часто. Я сам почти не пью, так что вместе мы пили только на послеконцертных пати. А в частной жизни мы практически никогда вместе не пили. Но в старые времена послеконцертные пати были почти каждый день. Йошики тоже буянил, когда выпьет, но на своих не нападал. Он выбирал себе кого-то и начинал скандал. Я сам-то не понимаю логику пьяных людей (смех). Когда Йошики буянил, Хидэ его останавливал, и наоборот, когда Хидэ начинал буйствовать, Йошики его успокаивал. Останавливали друг друга, а в итоге и сами могли поссориться. А Пата в это время спокойно пил сам с собой, удивительная картина (смех). 

И: А Вы, Тоши-сан, в это время?

Т: А я, видя это, шел домой. «Саёнара!» (смех). Но на самом деле было интересно. Хотя часто буянили, часто бывали драки, но все равно было здорово. 

 

Телефонный разговор с Хидэ после роспуска группы

И: Вам приходилось когда-нибудь советоваться с Хидэ?

Т: Если вспомнить более поздние события, то после того, как я ушел из группы, мне позвонил Хидэ. В СМИ появилось много странных вещей о роспуске группы и моем уходе. Хидэ рассердился и позвонил мне. «Зачем ты говоришь такое!!» - сказал он. Я старался объяснить ему в чем дело. Поскольку я впервые разговаривал с кем-то из группы после своего ухода, то разговор получился длинный. Я рассказал о своих чувствах, о многих проблемах и стрессах. О таких вещах я мог поговорить только с Хидэ. В конце концов, он понял меня и сказал: «Не говори больше ничего. Давай пойдем вместе выпьем и спокойно поговорим обо всем». И это был мой последний разговор с Хидэ. Думаю, хорошо, что я смог поделиться с ним своими мыслями и чувствами, хотя вначале он был очень сердит. Это было очень в его стиле. Я рад, что он меня выслушал. Рад, что он понял меня и подбадривал.

И: Когда он рассердился, то не смолчал, а сразу же позвонил по телефону…

Т: Да, это было в его стиле. Он мог поговорить напрямую и высказать свои мысли и чувства. Я не мог так говорить напрямую, но смог открыть свою душу Хидэ. Это была одна из его хороших сторон. 

И: А с другими участниками группы Вы не говорили?

Т: Я упрямо закрывался не только от участников группы, но и ото всех. Ни с кем не мог говорить искренне и открыто. Что бы ни случалось, я ничего не говорил другим, все копил в себе, постепенно накапливались стресс и обиды. И поделом мне, но такой уж я человек. Сейчас я понимаю, что мне надо было работать в этом плане над собой, но тогда я этого не понимал. После этого я занимался исцеляющей музыкой, многое пережил, и теперь хотя умом и понимаю, но поведение свое исправить не могу. И сейчас я понимаю, что это полностью моя проблема, что я не высказываю то, что хочу сказать, а накапливаю в себе проблемы и стресс. И сейчас я стараюсь говорить обо всем с Йошики и другими участниками группы.

И: А что Вы скажете о сольном творчестве Хидэ?

Т: У него было великолепное чутье в музыке, он был удивительно талантливым человеком. Прекрасно играл на гитаре, отменный вкус. Я послушал его альбом, и мне очень понравилась его музыка. И лирика хорошая, глубокая. Думаю, что его и идеи и вкус в музыке были выдающимися.

И: Он что-нибудь говорил о вашей сольной деятельности?

Т: Это не о музыке, но когда я исполнял заглавную роль в рок-опере «Гамлет», он приходил посмотреть. Я ведь никогда не играл роли, как актер, поэтому он удивился: «Совсем другой человек!» Сейчас я что-то такое иногда делаю, но в то время это было впервые для меня, и он сказал, что впечатлен. Хотя вид у меня тогда был достаточно странный. Странные темные очки. Чем-то похож на индуса. Но он сказал, что я переоделся просто отлично. Хотя вид у меня был странный. Но ведь он был моим товарищем, с которым мы вместе стояли на сцене, а тут он впервые увидел меня как зритель. Я хорошо помню и одежду, и свои чувства в то время. 

А еще Хидэ сыграл на гитаре в моем альбоме «Made in Heaven». Получилось замечательно, соло в стиле Хидэ.

И: Он и на концерте выступал?

Н: Самый первый сольный концерт состоялся в NK-Hall, он выступал там. На этом концерте выступили и Пата, и Хис. Когда я выпустил третий альбом «GRACE», он похвалил меня: «Этот альбом очень в Тошином стиле». В сольном проекте он стал петь сам, и с тех пор стал звать меня своим учителем. Видимо, когда он сам стал вокалистом, то впервые понял некоторые вещи и говорил: «Учитель крут!» И еще говорил в шутку: «Да ты гений!» (смех). Видимо, он считал, что вокалистом быть сложно, надо не только петь, но и говорить МС, подзадоривать публику.

И: А он спрашивал у Вас совета?

Т: Нет, советов не спрашивал, но я познакомил его с Michiko-сан, педагогом по вокалу. Пение у него тоже отличалось оригинальностью, поэтому он помогла ему отточить ее.

 

Думаю, он больше всех радовался бы возрождению

И: Как Вы думаете, каким бы артистом сейчас стал бы Хидэ-сан, если бы был жив?

Т: Наверное, он создавал бы совершенно оригинальные вещи и был бы на переднем крае нашего времени. И в музыке, и в одежде. Он ведь делал подарки детям, занимался многими вещами. Он ведь всегда шел впереди всех, так что не могу и представить, чем бы он мог заниматься сейчас. Но это было бы что-то замечательное.

И: Наверное, он сейчас бы радовался возрождению X JAPAN…

Т: Да, он радовался бы больше всех. Наверное, он больше всех мечтал о возрождении группы. Он говорил, что когда-нибудь придет время, и мы снова будем вместе. Он очень хорошо исполнял роль связующего звена между мной и Йошики, всегда был на нейтральной позиции и думаю, способствовал воссоединению.

И: Тоши-сан, какую деятельность Вы собираетесь вести в будущем?

Т: На третий день концертов в Токио Доме перед тем, как спеть Forever Love, я говорил о многом. У меня теперь есть опыт находиться в тяжелом положении, встречать к себе различное отношение. 10 лет я занимался исцеляющей музыкой, теперь стоял на этой сцене. И мне хотелось своим пением и своими словами донести ту силу, которая помогла двигаться вперед нынешним поколениям. До сих пор я получал такую силу, теперь , наоборот, я хочу передать послание. Не знаю, смогу ли я повлиять на кого-то, но теперь мне хотелось бы жить ради этого, включая и музыку. Так я говорил в МС. И мне хотелось передать всем детям, что какие бы сложности не встречались, какие бы тяжелые ситуации сложились, нельзя умирать. Всегда найдется улыбка и душа сможет обратиться вперед. И как ни странно, эти слова нашли большой отклик, что переполнило чувствами мою грудь. И я был рад, что сказал эти слова. И это подтвердило для меня то, что я хочу сказать и сделать. Кроме того, раньше для меня рок-музыка и исцеляющая были разделены, а теперь этого не будет, и в сольном творчестве и в X JAPAN я буду продолжать создавать музыку, которая затронет сердца многих людей.

Yoshiki Books

Переводы книг

Здесь собраны переводы книг

Yoshiki Magazines

Журналы

Переводы интервью из журналов

Yoshiki Others

Другое

Переводы других источников

Yoshiki News

Новости

Свежие новости о Йошики